Существуют ли ограждённые святилища в Украине? Новый взгляд на памятник раннего бронзового века в Украинской степи

doi: https://doi.org/10.15184/aqy.2019.53
Citation: Radchenko, S., & Tuboltsev, O. (2019). Causewayed enclosures in Ukraine? A new look at an Early Bronze Age site on the Ukrainian Steppe. Antiquity, 93(369), E18. doi:10.15184/aqy.2019.53

“Ограждённые святилища” (causewayed enclosures) хорошо изучены в центральной части Европы. Значительное их количество известно в Германии (Meyer & Raetzel-Fabian 2006), Дании (Andersen 2004), Португалии (Valera 2008) и, конечно, в Великобритании (Hedges et al. 1978). В восточной Европе их количество относительно невелико, а в Украине до сих пор не было изучено ни одного. Однако результаты последних исследований на острове Хортица убеждают в том, что раннеямный памятник Генералка 2 — именно ограждённое святилище (Tuboltsev & Radchenko 2018). Это открытие расширяет географию распространения ограждённых святилищ до украинской степи и ставит вопрос об их существовании дальше на восток.


Рис. 1. Собственно говоря, карта

Работы на Генералке 2 наводят на мысль, что проблемы отсутствия ограждённых святилищ в Украине связаны с трудностями их идентификации. В отличие от Германии, Польши или Венгрии (Tomas & Javorski 2013), эти памятники в Украине едва ли определимы по аэрофотосъёмке. Кроме того, небольшие рвы плохо видны в неконтрастной почве, которая, к тому же, сильно разрушена кротовинами. Те же факторы осложняют использование геомагнитной съемки. Зафиксировать рвы и правильно определить их форму трудно даже непосредственно во время раскопок, а значит, такая работа требует длительных исследований.

Памятник Генералка 2 находится на Хортице, самом большом речном острове Европы (рис. 1). Он расположен на небольшом (0,7 га) мысе подтреугольной формы, образованном высоким берегом Днепра и одним из крупных урочищ острова (рис. 2). От остальной части острова территорию памятника отделяли прерывистые рвы, образующие заграждение полукруглой формы (рис. 3а). Памятник содержит два культурных слоя, принадлежащих к раннему бронзовому веку. Верхний, более молодой слой, по характеру костных останков и керамической коллекции (Kaiser 2010; Chyvkunov 2017) представляет собой поселение ямной культуры раннего бронзового века. Радиоуглеродное датирования показало дату 4190±35 BP (Poz-67457: 2817–2666 BC at 95.4% confidence; date modelled in OxCal v.4.2.3 using IntCal13 calibration curve; Bronk Ramsey 2009; Reimer et al. 2013). Материал этого слоя находится над поверхностью архитектурных элементов или формирует другие самостоятельные скопления на территории площадки.


Рис. 2. Вид на Генералку 2 с запада, с противоположного берега Днепра

Материал нижнего слоя датируется около 4326 ± 28 BP (OxA-23080: 3086–2907 BC at 95.4% confidence; date modelled in OxCal v.4.2.3 using IntCal13 calibration curve; Bronk Ramsey 2009; Reimer et al. 2013). Он концентрируется на поверхности рвов или в их заполнении, преимущественно на дне, иногда образуя структурированные скопления. Именно с этим слоем связаны ключевые архитектурные конструкции памятника — сегментные рвы, замыкающие площадку. Отдельные участки рвов образуют полуронделлы — ориентированные по сторонам света (на север и северо-запад) полукруглые сегменты (рис. 3б). Кроме того, рвы сопровождаются и многочисленными столбовыми конструкциями — около 60 таких конструкций найдено вокруг северо-западной полуронеллы. Подобно типичной для ограждённых святилищ западной Европы практике (Harris 2003; Pollard 2012), рвы заполнены материалом, связанным с ритуальным характером памятника.


Рис. 3. Рвы, расположенные на подтреугольном мысу, ограничивают пространство памятника: 1) Общий план; 2) Северная полуронделла; 3) Северо-западная полуронделла

Керамическая коллекция Генералки 2 включает более 170 сосудов, сопровождающих обе фазы функционирования памятника (Tuboltsev & Radchenko 2018: 129, fig. 9). Керамика, связанная с нижним слоем памятника, преимущественно расположена внутри рвов или около них, в то время как более поздние сосуды рассредоточены по территории памятника.

Особые материалы сосредоточены на пересечении сегментов полуронделл, в крайних северной и северо-западной точках памятника. Во рву северной полуронделлы и на его поверхности найдены каменные закладки; на северной оконечности полуронделлы — жертвенный камень и фрагмент человеческой челюсти (рис. 4а). На дне северо-западной полуронделлы найдено много костей крупного рогатого скота, преимущественно рёбер, а на её окончании — крупный галечный камень в скоплении костей и развал керамического горшка (рис. 4б).

Значительные осложнения в исследовании Генералки 2 связаны со стратиграфическими трудностями. Заполнение рва визуально очень слабо отличается от почвы древнего горизонта. Таким образом, самым достоверным способом определения формы рва является фиксация его большим количеством профилей. Рвы невозможно отследить с уровня древнего горизонта, и верхний контур обнаруживается только в результате экстраполяционных процедур. В результате комплексное изучение даже одного сегмента рва возможно только с использованием информационных технологий и после длительных подготовительных работ.


Рис. 4. Жертвенный камень (слева) и скопление керамики и костей (справа) в крайних северной и северо-западной точках памятника

Трёхмерная геоинформационная модель северо-западной полуронделлы (рис. 5а) наглядно иллюстрирует, что U-образные в профиле сегменты рвов были разделены около дна, но пересекались ближе к поверхности, образуя полукруглую фигуру. Согласно полученным результатам, состоящий из двух сегментов ров образовывал одну конструкцию — ориентированный на северо-запад полукруг. Развал горшка расположен как раз в точке пересечения сегментов рва (рис. 5б), крайней северо-западной точке памятника.

Похожая картина характеризует и северную полуронделлу. Если сегменты рва там и не пересекаются, расстояние между ними остается намного меньше, чем между прямыми участками. Всё это позволяет пересмотреть высказанную ранее (Тубольцев 2006) идею об использовании этих элементов как входов на территорию памятника в пользу их особых топографических и астрономических свойств. А вот входы скорее располагались в разрывах между прямыми сегментами рвов.


Рис. 5. Северо-западная полуронделла: 1) 3D полуронделлы и материала в ней; 2) развал керамических сосудов на северо-западной оконечности рвов

По многим признакам Генералка 2 походит на европейские ограждённые святилища (Whittle 1996; Harris 2003): площадка, ограниченная прерывистыми рвами, ориентированными по сторонам света; структурированное расположение материалов, их небытовой характер; расположение в рельефе etc. Похоже, что Генералка 2 — действительно первое ограждённое святилище на территории Украины и, за исключением недавних находок на Кавказе (Belinskii et al. 2012), самое восточное в Европе. Хотя в Украине и без того известно довольно много памятников с прерывистыми рвами, например, известные трипольские поселения-гиганты, они значительно отличаются от того, что принято называть ограждёнными святилищами.


Рис. 6. Трёхмерная геоинформационная модель северо-западной полуронделлы

То, что связать Генералку 2 с подробно и комплексно изученными европейскими памятниками типа “causewayed enclosures” удалось лишь спустя годы подробнейших стратиграфических записей, а также геоинформационного и фотограмметрического моделирования, ясно указывает на проблему в идентификации таких памятников в Восточной Европе. Скорее всего, уникальность памятника на Хортице связана не с его неповторимостью, а со сложностью определения и интерпретации ограждённых святилищ на этой территории. Однако исследования на Генералке 2 открывают возможности не только для повторного анализа известных синхронных памятников в Украине (например, Молюхов Бугор (Нераденко 2009)), но и для корректного обнаружения и интерпретации новых объектов такого типа в будущем.

References
ANDERSEN N.H. 2004. Sarup. Causewayed enclosures placed in a Neolithic ritual landscape of Funen, Denmark. Journal of Nordic Archaeological Science 14, 11—17.
BELINSKII, A.V., FASSBINDER, I., REINHOLD, S. 2012. Zagadochnyie drevnie koltsevyie sooruzheniya severnogo Kavkaza i evropeyskie paralleli, in Gadzhiev, M.S., Gmyria, L.B., Magomedov, R.G. (ed. board) The Latest Archaeological Discoveries in the North Caucasus: Research & Interpretations. The XXVIIth Krupnov’s Readings. Makhachkala: “Mavraev” Publ., 29—31.
CHYVKUNOV V. 2017. Rekonstruktsiya osoblivostey harchuvannya meshkantsiv pam’yatki Generalka 2 na pidstavi analiziv pobutovoyi keramiki [Reconstruction of the dietary habits of the Generalka 2 residents based on analysis of household ceramics], in Kіosak, D. V., Radchenko, S. B. (comp.). Humans and their Trace: Nature and Communication. Kiev: “Akademperіodyka” Publ., 53—70 (in Ukrainian).
HARRIS O. 2003. Performative practice: Identity and Agency at the causewayed enclosures of Windmill Hill and Etton. MA thesis, University of Cardiff.
HEDGES et al. 1978: HEDGES J., BUCKLEY D., BONSALL C., KINNES I., BARRETT J., DRURY P., WADHAMS M. C., CARTWRIGHT C., HUBBARD R. N. L. B., EVANS J., WILKINSON A. 1978. Excavations at a Neolithic Causewayed Enclosure, Orsett, Essex, 1975. Proceedings of the Prehistoric Society 44, 219—308. Doi: 10.1017/S0079497X0001015X.
KAISER E. 2010. Der Übergang zur Rinderzucht im nördlichen Schwarzmeerraum. Godisnjakjarhbuch 39, 23—35.
MEYER M. & RAETZEL-FABIAN D. 2006. Neolithische Grabenwerke in Mitteleuropa. Ein Überblick. Journal of Neolithic Archaeology 8 (15 December 2006), 1—54. Doi: 10.12766/jna.2006.20.
NERADENKO T.N. 2009. Mogilnik Molyuhiv Bugor, in Proceedings and Research in the Archaeology of Eastern Ukraine 9, 91—97 (in Ukrainian).
POLLARD J. 2012. Living with Sacred Spaces: The Henge Monuments of Wessex, In Alex Gibson (ed.) Enclosing the Neolithic. Recent studies in Britain and Europe. Oxford: Archaeopress, 93—107.
TOMAS A. & JAWORSKI M. 2013. Non-destructive archaeological investigations in the river Sarviz valley (Hungary), 2012, in Godliewski W. (ed.). Swiatowit. Annual of the Insitute of Archaeology of the University of Warsaw X (2012). Facs. A. Warsaw: Institut Archeologii UW, 171—74.
TUBOLTSEV O.V. 2006. Predvaritelnyie rezultatyi raskopok ekspeditsii “Novaya arheologicheskaya shkola” pamyatnika Generalka 2, in Kozak, D. N., Otroshchenko, V. V., Zalіzniak, L. L., Motsia, O. P., Terpilovs’kii, R. V. (ed.). Archaeological Sites on the Khortytsya Island and their Museification. 1. Zaporizhzhya: “Dike pole” Publ., 90—101 (in Russian).
TUBOLTSEV O. & RADCHENKO S. 2018. Generalka 2 and Causewayed Enclosures: examples of the polar worldview reflection of ancient Europe population. Stratum plus. 2018, 2, 119—48.
VALERA A.C. 2008. Recinto calcolítico dos Perdigões: fossos e fossas do Sector I. Apontamentos de Arqueologia e Património 3, 19—27.

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ

18 сентября 2020

Находки сезона 2020. Люди и ритуалы

Одна из интереснейших и редчайших находок 2020 года — культовый комплекс с фрагментом человеческой черепной коробки, обнаруженный на поселении Генералка 2 (о. Хортица, третье тысячелетие до н.э.).

Читать полностью
27 июня 2020

НАШ — 18 лет!

Когда в 2002 году Новая Археологическая Школа только-только сформировалась и физически, и юридически, было трудно предугадать, к чему это приведет. Но сегодня, 27 июня 2020 года, нашей большой команде уже 18 лет, а это почетный возраст для любого процесса, ведомого на первозданно чистом энтузиазме

Читать полностью
3 апреля 2020

Тайная жизнь реставраторов

Короткое интервью с Полиной Петрашиной о превратностях реставрационного быта и о том, что, как и зачем делают реставраторы, отбирающее у археологов честно накопанный материал

Читать полностью

#НАШ

Больше о наших экспедициях в Instagram.
Подписывайтесь, будет интересно! @new_archaeological_school

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *